Масло на сковороде: не затушишь, не зальешь

Если холодный сезон часто называют «сезоном гриппа», то теплый по тому же праву может носить имя «сезона пожаров». Редкий год в XXI веке обходится без сообщений о горящих лесах и задымленных городах. Не понаслышке знакомы с этим и мы. N + 1 разбирается, как и откуда следят за лесом в России, почему вообще горит лес и при чем тут пандемия COVID-19.

BONTEL БЛОГ

Масло на сковороде: не затушишь, не зальешь 17 сентября 2016 года

«Решили пожарить картошку, залили маслом до половины, закрыли крышкой, довели до кипения. Открыли крышку — масло вспыхнуло», — рассказывает кулинар-любитель на форуме…

По статистике, два пожара из пяти начинаются на кухне. И чаще всего — с загоревшегося на сковороде масла.

«Решили пожарить картошку, залили маслом до половины, закрыли крышкой, довели до кипения. Открыли крышку — масло вспыхнуло», — рассказывает кулинар-любитель на форуме.

Отчего загорается масло? От очень высокой температуры. При нагревании на плите масло сначала кипит, затем дымится, а затем загорается. Большинство растительных масел начинают дымить при температуре 230°С, а животные жиры — к примеру, свиное сало — переходят к этой стадии нагревшись до 190°С.

А вот короткое описание самого распространенного способа «тушения», испытанного на практике:

«Когда я туда брызнул водой, — пишет интернет-пользователь, — возникло такое облако пламени, что я до сих пор не понимаю, как у меня волосы не сгорели».

Тушить водой горящее масло — самая грубая ошибка, которая приводит к печальным последствиям.

Почему масло буквально взрывается, когда заливаешь его водой? Если представить происходящее с помощью «замедленной съемки», мы увидим следующее:

1) попадая в масло, вода мгновенно погружается вниз — она тяжелее

2) внизу она сталкивается с раскаленной поверхностью сковороды…

3) …и тут же начинает испаряться

4) на сковороде очень горячо, и вода с огромной силой толкает масло наверх, где оно и устраивает свой адский фейерверк.

Как избежать такого приключения?

Первым делом, никогда не оставляйте без присмотра включенную плиту, даже ненадолго. Если вы увидели, что масло начало дымиться или почуяли едкий запах, срочно выключайте плиту или убирайте сковороду с огня целиком. Дым — опасный знак, предупреждающий о том, что скоро масло загорится.

А вот если масло уже загорелось, то двигать сковороду не нужно ни в коем случае — вы можете разлить на себя горящее масло. Действуйте очень быстро:

  • Выключайте плиту
  • Накройте сковороду металлической крышкой — так вы лишите огонь доступа к кислороду. Стеклянную не используйте — она может лопнуть и осыпать вас осколками.
  • Как альтернатива — засыпьте огонь пищевой содой, но имейте в виду, что такой способ работает только с небольшим возгоранием
  • Самый надежный способ — иметь под рукой огнетушитель. Лучше всего если это будет модель, которая использует комбинированный способ тушения: особенно рекомендуем огнетушащие спреи под маркой BONTEL
  • Если огонь уже очень силен и перекинулся на мебель и шторы, срочно вызывайте пожарных

Желаем, чтобы вам не пригодились эти советы — будьте всегда аккуратны!

Вернуться к списку статей

В МЧС Красноярского края изобрели новый способ борьбы с лесными пожарами. Это ответственное и сложное дело решили доверить… Всевышнему.

Поделитесь этой новостью //

В МЧС Красноярского края придумали необычный способ борьбы с лесными пожарами. Это ответственное и сложное дело решили доверить… Всевышнему. Идею предложила Красноярская православная епархия.

Остановить огонь при помощи крестных ходов и иконы «Купина неопалимая» предстоит в Богучанском и Кежемском районах — там наиболее сложная пожарная обстановка. На официальном сайте регионального МЧС говорится, что образа уже отправлены в пострадавшие районы.

«Духовенство предоставило 25 икон, которые и оберегут леса, людей и их жилища. Сегодня мы отвезем иконы в районы, а там священнослужители проведут молебны», — сообщила РИА Новости представитель МЧС Елена Ястребкова. Хоругви представляют собой двухметровые кресты, на которых размещена сама икона «Купина неопалимая». Она считается оберегом от пожаров и огня.

Кому МЧС будет предъявлять претензии, если «противопожарные» иконы не помогут, не уточняется.

По данным Красноярского лесопожарного центра, в регионе полыхают 29 лесных пожаров: в Богучанском, Енисейском, Кежемском, Мотыгинском и Эвенкийском районах, общая площадь возгорания достигает 985 гектаров. Насколько действенный способ борьбы со стихией выбрали в региональном МЧС, можно будет судить в конце лета, потому что сейчас крупных лесных пожаров в регионе нет, передает РИА Новости.

Читайте также:  Как пить протеин для похудения, советы по выбору

Новости СМИ2

Что может произойти

Все мы привыкли заливать огонь водой, поэтому плеснуть воды − первая мысль при любом возгорании, срабатывает на уровне инстинкта. Возможные последствия тушения горящей сковороды водой:

  • распространение пожара по всей кухне;
  • ожоги лица и тела;
  • может загореться одежда;
  • даже гибель в огне не исключается.

Как только вы плеснете воду на горящую сковороду, воспламенившееся масло брызнет во все стороны. От горящих капель вспыхнут обои, занавески и ваша одежда. Горячие капли, попавшие на лицо и руки, больно обожгут кожу.

В чем обвиняют пожарных

По факту трагедии в “Зимней вишне” возбудили два уголовных дела, которые со 2 июля объединены в одно производство. На скамье подсудимых восемь фигурантов, двое из которых — пожарные: начальник караула пожарной части №2 Сергей Генин и руководитель службы пожаротушения первого отряда Федеральной противопожарной службы Кемеровской области Андрей Бурсин, который стал руководителем тушения пожара, поскольку прибыл в ТРЦ первым.

Сергея Генина обвинят в халатности, повлекшей по неосторожности смерть двух и более лиц (ч. 3 ст. 293 УК РФ). В частности, ему вменяют гибель 37 человек, которые находились в кинозале №2. Бурсину суд 2 июля предъявил обвинение по той же статье, обвинив его в гибели 60 человек — всех, кто погиб в “Зимней вишне”. Пожарные вину не признали.

В ходе судебного следствия 9 июля впервые были допрошены сотрудники МЧС — подчиненные Сергея Генина: помощник начальника караула пожарной части №2  Антон Бридов и пожарный Александр Малышенко. В день пожара, 25 марта 2018 года, они входили в звено Сергея Генина и подчинялись его приказам. На тот момент Бридов занимал должность командира отделения. Допрос каждого из пожарных занял более трех часов, также гособвинитель в ходе заседания зачитывала их показания из уголовного дела, чтобы устранить возможные противоречия.

Почему горит лес

Для любого крупного пожара нужно три основных условия:

  • горючий материал,

  • подходящая погода

  • источник огня.

Основные горючие материалы в ландшафте это сухая трава, валежник и торф. По тонкому и легкому слою топлива огонь распространяется с большой скоростью, а на тяжелых тлеющих материалах дает длительное горение и может восстановиться после дождя.

Подходящая погода для пожара — это прежде всего, длительный сухой период, обеспечивающий просыхание материала. Температура воздуха сама по себе напрямую пожары не вызывает. «На моей ладони температура +35, но трава в ней не загорается. Температура +45 – это холоднее, чем работающая батарея у вас дома. В природе, даже в очень жаркое время, не те температуры, которые могут привести к самовоспламенению какого-то горючего материала», — говорит Григорий Куксин, пожарный, руководитель противопожарного отдела Greenpeace России.

Следующий важный погодный фактор — это ветер, который способствует распространению огня. Сильный ветер способен раздувать пожар настолько быстро, что даже при малом количестве топлива пожар может занимать новые площади. «В прошлом году в Забайкалье за сутки 14 населенных пунктов пострадали от огня, — рассказывает Куксин. — Погибли тысячи голов скота, много людей обгорело, два человека умерли от ожогов. При этом пожар распространялся по стерне, по скошенной траве, по пастбищам, где почти совсем не было горючих материалов. Ветер скоростью больше 20 м/с раздувал огонь с такой силой, что его почти невозможно было остановить».

Помимо подходящих условий для возгорания нужен источник огня. Он может иметь как природное, так и антропогенное происхождение.

Естественной причиной возгорания обычно являются грозы. Из-за глобальных изменений климата риск распространения пожаров на планете растет, признает климатолог Александр Чернокульский: многие территории становятся суше, меняется режим выпадения осадков.

Но грозы, естественная причина пожаров, редко бывают сухими, указывает ученый. Так что в пожароопасной обстановке, резюмирует он, причиной пожара все-таки чаще становится человек.

Но установить причину пожара мы можем только задним числом, после того, как его потушим. Это сложно и часто остается невыясненным, поэтому строгого счетчика лесных пожаров по вине человека нет. Как говорит Андрей Сирин, директора Института лесоведения РАН, достоверно установить причины возгорания можно только для 10% пожаров. В каждом случае, когда обвинить в пожаре нельзя молнию, необходимо специальное расследование, но даже очаг возгорания найти не всегда удается.

«Природные пожары (лесные, степные, торфяные) были всегда, — говорит Сирин. — Причина 90% пожаров, а в некоторых регионах и более, — человек. Как только складываются подходящие пожароопасные условия, грозы ждать не приходится, включается человеческий фактор. Молнии просто не успевают сработать».

Сложности с получением точных данных о причинах пожаров связаны с недостатками методик исследования, пространственным разрешением исходных данных, а также банальной удаленностью многих регионов и временной отсрочкой в наблюдениях. Причину возгорания обычно определяют косвенно: по данным грозовой активности и близости человека к очагу пожара. В исследовании Greenpeace по пожарам 2018 года в четырех регионах России проанализировано взаимное расположение мест возникновения пожаров и антропогенных объектов. За очаг возгорания принималась термоточка (температурная аномалия), которая раньше других появилась на космических снимках в пределах выгоревшей площади. Результаты показали, что практически все пожары на этой территории возникли в непосредственной близости от населенных пунктов, дорог и других объектов инфраструктуры.

Читайте также:  Витамины повышающие потенцию, ТОП 20 лучших средств

Почему тушить невыгодно?

Основная проблема ликвидации лесных пожаров в Сибири — их труднодоступность. Самые большие пожары находятся на севере, в сотнях километров от региональных центров. Сильное задымление, отсутствие дорог и большие площади представляют огромную опасность даже для профессионалов.

Для борьбы с огнем создали Авиационную охрану, которая высаживается возле очага возгорания с воздуха с ранцами воды, тушит пламя и возвращается. Однако такой алгоритм не работает в отдаленных районах, где нет инфраструктуры, негде взять воду.

Так, тяжелую технику доставить на такое расстояние невозможно. Забрасывать пожарных в тайгу для тушения сильного возгорания без тракторов и бульдозеров попросту опасно и неэффективно — есть шанс, что сотрудников придется спасать, если огонь усилится. Что касается авиации, то ее возможностей просто недостаточно.

Например, специальный пожарный самолет ИЛ-76 способен транспортировать 42 тысячи литров воды к месту тушения. Однако общая площадь возгораний уже превысила территорию такой европейской страны, как Бельгия. Чтобы потушить подобный очаг с воздуха, требуются сотни вылетов, что неизбежно сделает операцию «золотой». Ёжики в тумане, или Черное небо Сибири

К тому же эксперты говорят, что ситуация с пожарами повторяется ежегодно, а внимание к ним сейчас намного больше, потому что дым движется не на север, как обычно, а на запад — в сторону крупных городов. В 2018 году площади лесных пожаров на аналогичную дату были в два раза выше.

Однако федеральные власти уже отреагировали на ситуацию. Рослесхозу правительство поручило пересмотреть границы «зон контроля». Новые границы должны исключить не только вероятность перехода лесных пожаров на населенные пункты и объекты экономики, но и предотвратить задымление поселков и городов.

«Система меня предала»

«Если бы я сейчас был молодым — уволился бы, раз так государство ко мне и моим коллегам относится», — комментирует дело на Амурской улице Александр Подгрушный.

В пожарном деле он с 1977 года, в последние годы выступает пожарным экспертом в судах по преследованию пожарных. Все началось с пожара в РУДН 2003 года, вспоминает он, но тогда огнеборцев оправдали.

«У нас был устав пожарной охраны, а в нем фраза, которой мы уходили от всех бед: «Устав определяет общие основы тушения пожара, а при разборе ситуаций учитывался опыт и целесообразность принятия решений», — рассказывает Подгрушный. — Кроме того, мы были в составе МВД, и ни у кого даже мысли не было судить пожарных. А сейчас до нас дошла чья-то кабинетная борьба, и простые пожарные оказались под прицелом судебной системы. Я только в этом году «отбил» пять дел с помощью экспертиз.

А потом случился этот суд по делу на Амурской… Губят наших ребят и всю пожарную охрану. Ширлин так и сказал мне: «Система меня предала». Вижу, как жизнь у него в глазах угасает. А за что? Он человек, рожденный спасать и руководить, мужчина в полном расцвете сил. Он и сейчас мог бы кого-то спасать, но на его место пришли люди, которым еще лет восемь расти до его уровня, а ему к работе больше не вернуться».

Ширлина и Барсукова губят диванная экспертиза и несуществующие нормы, а обвинение пестрит размытыми формулировками, считает Александр Подгрушный.

«Тут сказано, что они должны были обеспечить безопасные условия труда, — зачитывает он текст обвинения. — Это как вы на пожаре их обеспечите, интересно, как можно так формулировать? Или «небрежно относился к своим обязанностям» — это как можно оценить? Или «не рассчитал предельную стойкость конструкции» — так она проверяется определенными испытаниями, для нас такой нормы не существует. Не было никакой информации о пределе информации об износостойкости, потому и игнорировать ее Ширлин не мог.

А вот «допустил скопление людей». Да покажите мне норму, как это надо на пожаре распределить людей, чтобы не допустить скопления, нет такой нормы! На крыше работали опытные пожарные со стажем, неужели они не ушли бы, если бы была опасность для жизни? Да совершенно точно ушли бы, но там явно был форс-мажор».

По словам собеседника ФАН, НИПО провел экспертизу, которая подтвердила наличие вспышки во время пожара и микровзрыва, только в процессе следствия ее «задвинули» и рассматривать не стали. Кроме того, складское помещение на Амурской улице оказалось потенциально опасным — на нем хранился аммиак, только вот пожарным об этом на выезде ничего не сказали, и они приехали тушить его как рядовой объект. Тепловизор показывал допустимую температуру, и трагического развития событий не могли предположить ни те, под кем вскоре обрушилась крыша, ни руководители тушения.

Читайте также:  Делаем малосольные огурцы в домашних условиях: способы и рецепты

Геннадия Шагина также возмущают обвинения столь опытных руководителей тушения пожаров в халатности и непрофессионализме.

«Невозможно говорить, что на крышу людей загнали как пушечное мясо, — комментирует он. — Там работали полковники, капитаны, старшие прапорщики, оперативный дежурный отряда, специалисты управления пожаротушения — все понимали, чем грозит ситуация. Что Ширлин сделал не так и теперь следствие считает, будто именно он виноват?

Почему не рассматривается вина должностного лица — хозяина объекта? Или тех, кто реконструировал здание? Кто принимал материалы для строительства? Почему эти люди не несут ответственность за сам пожар? Что касается экспертизы, которая приводится на суде, могу сказать, что ее делал человек, далекий от пожарной охраны. Похоже, он знает максимум, что пожарная машина красного цвета, а огонь — горячий».

Сооснователь Экологического рязанского альянса, руководитель научно-производственной фирмы из Рязани Евгений Рыбаков: Я такого даже в фильмах о войне не видел

— В начале лета я отправился спасать леса вокруг озера Черненького. Это мое любимое, как и многих рязанцев, место отдыха примерно в 30 километрах от города. В короткие сроки на берегу был организован штаб волонтеров, работала походная кухня, на которой круглосуточно дежурили девушки из туристического клуба «Альтаир» Рязанского радиотехнического университета — это место было базой клуба. Волонтерами в то время стали очень разные люди: от старшеклассников до москвичей, которые прочитали в интернете призывы о помощи. 

Сначала горели торфяники, стихию удавалось сдерживать, но, когда начались неуправляемые пожары, наступила паника. Я поехал, чтобы попытаться помочь все это как-то остановить. Огонь шел с Деулина [деревня в 20 км от озера], все развивалось стремительно. Неподалеку, в Требухине, разместился штаб МЧС, я ходил к ним просить помпы и пожарные рукава, но у них ничего не было. Поэтому мы кинули клич о помощи. Всего в то время там было человек 200, среди них были и предприниматели. Скинулись на помпы, одна организация нам противогазы выдала, кто-то начал молоко возить волонтерам, продукты — помогали кто чем мог, было как в песне «Вставай, страна огромная».

Мы сразу поняли, что потушить такой верховой пожар своими силами не сможем, поэтому выработали стратегию. Там есть система противопожарных канав, и мы поняли, что сможем потушить огонь только по этим канавам, залив их водой.

И сначала все шло хорошо: пожар был только низовым, но территория была слишком большой, и огонь подступал. Он перекидывался через канавы по падающим деревьям, которые мы не успевали убирать. И однажды пошел верховой пожар, мы еле успели убежать. Тогда было на самом деле страшно, можно было и не успеть.

Мы от него убежали, выбрались на асфальт к своим машинам, доехали до поселка Передельцы — там был кошмар. Горело все кругом, одни трубы стояли печные. Огонь, люди бегают, кричат, машины горят, головешки летают. Я такого не видел даже в фильмах про войну.

На этой волне мы создали Экологический рязанский альянс*, потому что были под впечатлением: только что здесь стояли 80-летние сосны, а теперь — черная, выжженная пустыня до горизонта. Была душевная боль и переживание: что-то мы не так сделали, наверное. Хотелось поскорее все это восстановить, начали создавать бригады для расчистки горельника и посадок саженцев. Но очень скоро поняли, что любителям здесь ничего не сделать, нужны профессионалы. Мы и сейчас проводим такие учебные мероприятия со школьниками, высаживаем деревья, но все же учеба есть учеба, приживаемость саженцев невысокая. 

     

Почему тогда так случилось? Советскую систему мы разрушили, новой не наработали. Отдали леса в аренду, но арендаторам нужно было деньги зарабатывать, а за лесом следить и какие-то защитные рвы прокапывать им некогда. ГБУ «Пожлес» было просто никаким, лесникам платили копейки. Сейчас стало получше: «Пожлесу» дали возможность зарабатывать, и заработанное они вкладывают в технику. Знаю, что самолет даже появился беспилотный, станции для химического тушения. Просеки стали расчищать. Чуть-чуть стало получше, но… Если похожее повторится, боюсь, будет приблизительно такая же ситуация, потому что за лесом должен следить лесопользователь. Хозяин должен быть у леса, но не такой, который сразу же пустит его под промышленные нужды. 

* «Экологический рязанский альянс» — крупнейшая в Рязанской области экологическая общественная организация, которую зимой 2010–2011 годов создали волонтеры, тушившие лесные пожары. Первое время основным направлением работы ЭРА было восстановление сгоревших лесов. Затем активисты стали заниматься другими экологическими проектами — борьбой с несанкционированными свалками и загрязнением воздуха, уборкой речных берегов, утилизацией батареек, защитой городских зеленых зон от застройки.